Произведения

Стихи "СВОЙ ПРИЧАЛ"

Стихи
***
Как в книге пророка Исаии,

Где снег убеляет грехи,

Снежинки над лесом летают

И белые вяжут стихи,

Стирая всю грязь и всю серость.

В сравнении с белым всего,

Что думалось, делалось, пелось:

Всё серо, и что же с того?

Как снег убеляются мысли,

Ведь с белым мерилом снегов

Так хочется светлым и чистым

Наполнить сосуды стихов.

***
А зимние ветра уже отпели,

Разглажена сугробов простыня,

Но завели грачиные метели

Свою шарманку на исходе дня.

Кружат, скрипят охрипшие метели,

Покрыть стараясь снегом целый свет,

Но к нам грачи недавно прилетели,

К зиме теперь возврата больше нет.

Как черные-пречерные веснушки

На белых, на напудренных щеках

Зимы, грачи у леса на опушке

Устраивают гнезда на ветвях.

Прощальный хоровод зимы не страшен

И лес уже проснулся ото сна.

Наряд берез сережками украшен,

А в гости к нам спешит сама весна.

***
О чем весной щебечут воробьи?

Подслушала их «разговор» сегодня.

Сидят на ветках рядышком они,

Как шарики на ёлке новогодней.

Щебечут радостно, поют они, звенят.

Ведь зиму целую они не пели,

Наперебой чирикают, галдят,

Что пережиты синие метели.

Надежда согревает в холода

И держит за руку нас, если стужа.

И луч весенний солнца и тепла

И нам с тобой, как воздух, очень нужен.

Согреет сердце слово, теплый взгляд,

И словно солнце песня разольется,

Воробушек и тот по-птичьи рад,

Что рядом друг и ярко светит солнце.

***
Нам Создатель оставил сияющий мир,

Полный счастья и солнца, любви и тепла,

Нам доверил планету, надеясь, что мы

Будем Землю беречь, чтоб как прежде цвела!

Неразумных детей поучал иногда

И оставил завет — не кради, не убий…

Чтоб в наш дом не пришли ни печаль, ни беда,

Возлюби этот мир и всех ближних люби.

Только мир сотрясают и голод, и мор,

А война каждый век обнажает оскал,

И не может никак человек до сих пор

Жить, как надо, как некогда Он завещал.

Не поймет человек, что планета хрупка,

Ей без нас, может, лучше и, может, светлей.

Она терпит безумства людей лишь пока,

До последних, в пророчестве названных, дней.

Может, все же увидим небес торжество

И наступит блаженный покой на Земле?

Жизнь — подарок, который важнее всего,

И война не нужна ни тебе и ни мне.

***
Все, что нужно, свершилось в преддверии дней воскресенья,

Из пелён погребальных и Лазарь вернулся обратно,

И пушистая верба цветет в светлый праздник весенний.

Время мерно течет, отмеряя шаги, безвозвратно.

Но еще впереди ожидает страстная седмица,

Где темнее, страшнее и кажется все непонятным,

Как могли все события эти когда-то случиться,

Как Миссию предали, и он оказался распятым?

Пред рассветом случается самое темное время,

После гроз и дождей вновь сияет спасительно солнце,

Воскресенье грядет, надо верить, рассеется темень,

Исчастливое время надежд на спасенье вернется.

***
Лишь только снега одеяло

Смахнула спящая земля,

Улыбкой нежной засияло

Нам солнце, влажные поля

Преобразились.

Проснулись на деревьях почки

И сквозь сухой листвы завал,

Отважно первые цветочки,

Как будто кто-то их позвал,

В лесу пробились.

Санкт-Петербургу

Светлой лентой проспекты

Приведут до Невы.

Как люблю я рассветы,

Как их любите вы.

Отражаются шпили

В серой невской воде,

Если в Питере жили,

Знали рай на Земле.

Город в крепких объятьях

Берегов, островов.

Среди фраков и платьев

И ажурных мостов.

Если в сердце найдется

Хоть немного тепла,

Станет городом солнца

Серый Питер тогда.

Михаилу Сеспелю

Такая боль — судьба народа,

Судьба живого языка.

Воспетая в стихах свобода

Нас проведет через века.

Он поднял ввысь свободы знамя,

Нам завещая светлый путь,

В его душе горело пламя —

Не зря горело, не забудь.

Ведь знамя Сеспеля, святое,

Достойно, гордо мы несем.

Мы жизнь свою свободно строим

И вместе в новый день идем!

***
Равнение на первых! Впрочем, как везде.

И первые цветы отважно, словно в космос,

Врываются в весну, а вслед за ними все,

и в разноцветье каждый свой имеет голос.

Но первые — они заметнее других,

Их все спешат увидеть, прикоснуться тоже,

Проснулась сон-трава и в лепестках своих

Она качает синь небесную, похоже.

Черемуховые холода

Нам уже все равно, что там было вчера,

И дрожит мелкой рябью в колодце вода,

Дуют холодом с Севера нынче ветра,

Не согреться, не спрятаться — просто беда.

Не согреет меня жар твоих крепких рук,

А сквозь тучи и лучик не выглянет, нет:

Все застыло и замерло, всюду вокруг

Светит белый холодный черемухи цвет.

Как невесты черемух деревья, они

Осыпают прохожих дождём лепестков,

В этом городе – холод, не греют огни,

И не видно в округе для вас женихов.

***
Так много облаков в высоком небе,

Плывут, качая белые бока.

Так далеко они, хотелось мне бы

Приблизиться, потрогать облака.

Дотронутся до облаков возможно:

Дарована такая радость нам.

Мы можем прикоснуться осторожно

К цветущим вишням — пышным облакам.

Никите Бичурину

Вот бежит босоногий мальчишка

По прохладной искристой росе,

Невдомек, что когда-то напишет

Сотню книг, будут знать о нем все.

Он синологом станет известным,

Словари сочинит, а Китай

На четырнадцать лет станет местом,

Для него ближе, чем отчий край.

Он родился в Акулево летом,

Из чувашского рода пошел,

Не в богатстве купались, при этом,

Жили дружно в семье, хорошо.

Но на службу в Бичуринском храме

Был назначен Никиты отец.

За подол ухватившись, за мамин,

В храм ходил любопытный малец.

А когда одаренных детишек

Отправляли в Свияжск, в лучший класс,

Среди всех деревенских мальчишек

Наш Никита замечен был враз.

Беззаботное детство Никиты

Пролетело, как сказочный миф…

Вот – духовные двери открыты,

Стал монахом, зовут Иакинф.

С православною миссией тоже

Он поедет в далекую даль.

И в Китае найдет он, быть может,

И призванье свое, и печаль.

Увлеченный историей края,

О Сибири, об Азии всей,

Сотни разных трудов изучая,

Он создаст сотню новых статей.

И Тибет, и Монголия – это

Так волнует и словно магнит,

Изучать побуждает, при этом,

Много тайн и историй хранит.

Вывез книги когда из Китая,

Тонн за шесть получилось трудов.

Он, любимый Китай изучая,

Там остаться навеки готов.

Но призвало Отечество, все же

Он на службе её каждый час.

В Поднебесной остаться не сможет,

Ведь в России нужнее сейчас.

Славу нашей науке положит,

Изучая Восток, языки.

Он прославил Бичурино тоже,

И фамилию, с легкой руки.

Столько сделал он для просвещенья,

Для истории, для языка,

А работы его с увлеченьем

Изучают и через века.

Памятник Михаила Шемякина Петру I

в Петропавловской крепости

Неизвестны пути, вот Владимир Высоцкий, как гуру,

Михаилу Шемякину дружески так предложил:

Как ты много рисуешь Петра, сделай лучше скульптуру

Императора, что об Отечестве думами жил.

Но художнику как-то не очень хотелось из бронзы

Отливать монумент, ведь величие вовсе не в том,

Что там было вчера, а какие отважно вопросы

Мы решаем сегодня и что мы оставим потом?

После смерти поэта художник взглянул по-другому

На идею, фигуру Петра и на русский народ.

В Петропавловской крепости скоро народу честному

Показал монумент он Петру в перестроечный год.

В этот год развалилась большая страна на кусочки,

Из обломков советской империи вновь родилась

Молодая Россия, главу написав с новой строчки.

Тройка русской истории снова вперед понеслась.

Словно с русской иконы сошедший, сидит Петр Первый,

Лик прилежно скопирован с маски его восковой.

В длинных пальцах его напряженно, уверенно, нервно

Воплощается замысел автора — сложный, простой.

Мы сегодня стоим на ногах всех, кто славу России

Составлял, кто заботами многими жил лишь о ней.

В этой правде истории наши и слава, и сила:

И уже не удержишь из тройки ретивых коней.

***
У каждого есть в жизни свой причал,

Куда дороги сходятся когда-то,

Где первую любовь ты повстречал

И друга называл надежным братом.

Где ивы, что склонились у пруда,

Посвящены в твои святые тайны,

И скрипнет старая доска, когда

На мостик забредешь почти случайно.

Почти забытых грёз припомнишь вкус,

Мы были лучше, кажется, честнее,

И звуки лиры вдохновенья муз

Нам слышались и звонче и вернее.

Когда придешь к началу всех начал,

Настроится струна души как прежде.

И там, где в жизни светлый твой причал,

Откроешься и счастью и надежде.

***
Ива шепчется с волной,

Берег дышит солнца светом,

Но прохладу нам с тобой

Волга дарит этим летом.

Блики солнца — светляки —

Серебром сияют чистым.

Украшают шёлк реки,

Как звенящие монисты.

***

День вновь отшумел и затих,

Снова стёрты тревоги дня.

И закат на крылах своих

Вдаль уносит пламя огня.

В вечном небе покой разлит,

Отражаясь в глади реки.

Старый вяз нас к себе манит

Чуть заметным взмахом руки.

Стих букашек весёлый рой,

Где-то в травах нашёл приют,

Только Ангелы нам с тобой

Херувимскую песнь поют.

Дом родной

Еще с дороги, заприметив

Злотые храма купола,

Бегу счастливей всех на свете,

Туда, где в детстве я жила.


Мой дом родной, еще ты крепок.

И теплый взгляд твоих окон,

И кружева черемух веток

Окутал колокольный звон.


Бабуля выйдет на крылечко,

Встречает лаем старый пёс,

И кот мурлыкает на печке,

И дед огурчиков принёс,


И хлеб уже остыл на блюде,

А чай горяч и рядом, тут,

Любимые родные люди,

Которые всегда нас ждут.


Пусть долго, долго не стихает

Веселый в доме гам и смех,

Пусть внуки в доме подрастают,

А места хватит здесь на всех.

***
Увы, обратно в лето

не может быть билета,

Везет экспресс природы до станции «Зима».

Ты подожди немножко,

увидишь за окошком

Цветущие деревья на станции «Весна».

А та, глядишь, и лето

Уже маячит где-то,

Но остановка «Лето» покуда не видна.

***
Мы еще не прожили с тобой нашу осень до края,

Не допили вина золотого в бокале до дна,

Только вянут цветы, в холодах по утрам замерзая.

Пропадающим вера всегда, как спасенье дана.

Пусть кричат снова птицы, зовут в свою стаю и к югу

Направляют свой путь, чтоб не встретить здесь холод зимы,

Только мы обещаем, теплом согревая друг друга,

Пережить холода, значит, выстоим, выдержим мы.

Ледяной дождь

Морозом скованны слезинки ноября,

Все этой странной красоте так рады!

Ноябрь-плакса все же слезы лил не зря,

Создал для всех хрустальные наряды.

Но, для деревьев лучше снега теплый пух,

А не стекла звенящие оковы.

Переведет седой ноябрь немного дух

И снежные подарит всем обновы.

Ароматы зимы

Ужасно хочется зимою

Глинтвейна пряного сварить.

Друзей собрать большой толпою,

Их всех согреть и угостить.

Он пахнет медом и корицей,

И виноградною лозой.

И от него светлеют лица,

Пусть кто-то был с утра и злой.

Уже на елочном базаре —

Лохматых елей хоровод.

И с ароматной елью в паре

Спешит к нам снова Новый год!

Манящий запах апельсинов

И шоколада, и конфет...

Подарок сладкий и красивый

Нам принесет весёлый дед!

Метель закружит каруселью,

Захватят праздники, как встарь,

Весь в мишуре, в сплошном веселье

Промчится скоростной январь.

А нам останутся лишь только

Обертки яркие конфет,

Полы все в блёстках и иголках

И праздников угасший свет.

И ароматы, ароматы

Накрытых к празднику столов,

Что были пышны и богаты,

И так вкусны, что нету слов!

***
Не изменяя всегдашних традиций,

Снег в декабре сыплет с неба стеной.

Белые ели и люди, и лица

Тоже светлеют от краски такой.

Белое, белое, белым накроет:

Небо с землёю смешал горизонт.

Белым и травы в поклоне наклонит,

Белую песню нам ангел споет.

Станет земля и белей, и светлее,

Всё к Рождеству очищая вокруг.

И купола у церквей побелели,

Белым сияньем осветятся вдруг.

НАБРОСКИ

Жизнь – сплошные находки и подарки.
Под ногами не снег, а перья с крыльев ангелов.
Наверное, рай пахнет гиацинтами.

Верба высвобождается, как Лазарь, из погребальных пелён.

Сколько отваги в первых цветочках!

Не отличить облака от цветущих вишен.

Где найти такую краску, чтобы написать перламутр предрассветного неба?

Старый пруд зарос ряской, как мечты заросли воспоминаниями.

Жизнь замечательная, надо только это замечать.

Осень – в золотых медалях осиновых листьев.

Первые заморозки: травинки покрылись бахромой.

Опустевшие гнезда грачей на голых ветвях берез похожи на перстни на пальцах.

Яркой может быть только жизнь. Все, что отжило, цвета лишается.
Кленовый лист – золотая корона осени.


Made on
Tilda