Произведения

"ЦИКЛ РАССКАЗОВ"

Рассказы
Воскресение

Поднялся ветер. Небо поглотили тучи. Пришел мой час отправляться в путь. В скором времени должна была переехать в поселок, что под Екатеринбургом. Билет, ключи, телефон - все это лежало на видном месте на столе. Обвела взглядом комнату, которой посвятила много лет. Все необходимое было собрано в одну небольшую черную сумку, предназначенную для багажа. Сумка была оставлена мной возле двери в коридоре с вечера. Обвела взглядом еще раз комнату. Было ощущение чего-то незавершенного. Необъяснимое и порой сложное состояние, смешанное со страхом и сильным желанием преодолеть его – страх перемен. Облокотилась на спинку кресла и взглянула в окно.

Напротив дома росла сирень. Сирень, которая росла на моих глазах в течение долгих лет. Всегда дарила мне настоящую радость. Размашистые ветки слегка качаются на ветру. Думаю, она единственная, кто сумела забрать от меня глубокую печаль.

Много раз в позапрошлом году приезжала в родной старый дом. Как обычно, набирала номер, чтобы дать знать, что я приехала, - вот уже здесь, у калитки. Всегда был слышен лай твоего доброго старого пса. Каждый раз открывалась со скрипом входная дверь, за которой появлялся ты, как обычно, в повседневной любимой одежде, выходил во двор встречать меня.

На этот раз дом встретил меня безмолвным молчанием.

Подходило время твоего прихода с работы. В доме временно не было света. Только небольшая свеча освещала пустую комнату. На столе стояли кружки, - твоя с кофе, - хлеб, икра, овсяные печенья, тарелки, какая-то старая газета. Пять вечера. Вот уже и шесть. Близится семь. Все темнеет и темнеет небо.

Вышла к дороге, стала вглядываться туда, где должен был появиться отец из-за поворота, со своей черной сумкой наперевес, в своей обычной рабочей одежде.… Вспомнила, как шла когда-то по той же самой дороге к остановке. Шла быстрым шагом, чтобы успеть на автобус. Мои глаза смотрели вниз, на землю. И тут мы встретились. Помню, как не хотела заходить в дом. Помню, что все-таки решилась и осталась довольна.

И вот вновь находилась здесь, возле той же самой дороги. Выехал из-за поворота автобус. Вблизи следовала толпа рабочих. Часть из них вошла в транспорт, оставшиеся разошлись по разных тропам. Несколько человек прошли мимо нашего двора. В дома, где горел свет и стыл ужин. Их ждали. Ждала и я…

Ветер развеивал по земле пожухшие листья. Рыжая собака пробежала мимо меня, дрожа от холода. Возможно, и она возвращалась в свой дом.

В тот день так и не дождалась твоего прихода. Была серьезная поломка оборудования на электростанции. Вернулась обратно в холодный дом, где догорала свеча.

Вот и прошло лето. Наступила осень. Ноябрь... Желто-красные листья кружили со снегом. Боль и слезы терзали мою душу, тоскующую по нашим встречам. Нам не суждено было больше увидеться. Никогда.

В то время была увлечена работой, которая появилась с недавнего времени. Это и стало преградой для моего приезда. Завершая разговор по телефону, который, как обычно, ограничен стандартными репликами, что все хорошо, остаемся в неведенье, что на самом деле человек проживает последние дни своей жизни. Он медленно сгорает, как свеча.

Дом опустел. Все, что было в доме обогрето твоей неиссякающей добротой, теперь было оставлено. Безвозвратная утрата хорошего друга отразилась великой скорбью и на собаке. Спустя три месяца, так и не дождавшись весны, морозным февральским днем она умерла…

Начал моросить мелкий дождь. Запахло душистой сиренью. Неожиданно с волнением в сердце посмотрела на часы. Опаздываю.

Такси доставило меня до железнодорожного вокзала. Водитель остановился на перроне и подал мне мой багаж. Я стояла и смотрела по сторонам в ожидании своего поезда, время от времени поглядывая на часы. Куда я уезжала? Я покидала ту землю, где был мой дом, чтобы забыть все то, что неумолимо съедало изнутри. Никак не могла себя простить. Была уверенна, что в этом мне поможет переезд.

Неожиданно услышала свое имя. Я обернулась.

- Папа, папочка! - маленькая девочка в фиолетовом платьице бежала навстречу своему отцу. – Папа, папа прости меня, я отвлеклась! - второпях начала объясняться она. – Я увидела, как один воробышек заботился о другом.

Отец взял дочку на руки:

– Как я счастлив, что Господь дал мне такую награду – в образе тебя! Разве ты не понимаешь, что можешь заблудиться?

- Я была вон там. Вот там, - указывала она куда-то пальцем. Взволновалась и с какой-то детской непосредственностью лепетала о своем наблюдении за воробьями: - А птицы разве могут спасать друг друга?

– В случае опасности могут проявить заботу о ближних. Но надеюсь, ты будешь впредь осторожной.

Девочка стала уверять отца, что всегда будет рядом и в случае, если потребуется спасение, обязательно придет на помощь.

Они что-то еще говорили, но я не слышала. Увиденное пронзило мою душу и сжало сердце. Я больше не увижу, не поговорю с отцом, не смогу помочь.

Провожающие стали расходиться. А я так и стояла на перроне, смотря вдаль уходящему поезду. Бежать от прошлого бессмысленно. Куда бы я ни уехала, тень прошлого будет волочиться следом.

Начался дождь. Подняла глаза к небу, пришло понимание одной простой истины. Здесь, в этой жизни, заменить отца мне уже никто не сможет, как только Бог. Решительно направилась в сторону остановки, где дождалась автобуса, который вернул меня обратно домой.

Вдали виднелись под лазурным простором неба золотые купола храма. Раньше почему-то данное не было мной замечено, и можно отнести лишь к легкомысленности.

Оказавшись напротив ворот, отметила для себя возникшее чувство гармонии, что разразилось в моей душе надеждой. Храм был полон зажженных свечей. По благоуханию кадила можно было предположить, что недавно прошла служба, и люди, умиротворившись елеем и молитвой, покинули собор.

Спустя полчаса служащие закрыли алтарь и затушили свечи. Время моего посещения церкви завершилось.

Что-то подсказывало мне, что завтра, в воскресенье, меня будет ждать исповедь.

Время

Время идет неслышно…

На моих часах 13:39. Какой-то голос в очередной раз меня разбудил. Что ему нужно? Уже начала представлять себя, что нахожусь в более спокойном месте, но возглас встать заставил меня сдаться и вернуться назад в тело, где б ни была. Медсестра отдернула занавеску. Солнечный свет хлестнул меня по лицу. Сощурилась.

- Вам пора на процедуры. Срочно. Врач ждет, – громким голосом проговорила медсестра-брюнетка, метнув на меня глаза-молнии, и быстро скрылась за дверью. Присела на кровати.

- Ну и сны же мне сняться!

Но, к моему сожалению, за дверью послышался все тот же голос, который настойчиво стал требовать повиноваться.

- Ладно, ладно, иду.

Встала, накинула халат и направилась в сторону двери. Вышла в коридор. Странно, подумала я. Никого. А где же все? Стала вглядываться в названия кабинетов, чтобы найти нужное мне название. И где ж это медсестра, как всегда, когда надо, никого нет... Необходимый мне кабинет был обнаружен на четвертом этаже. А моя палата была на втором. Пришлось потратить время, чтоб подняться. А подниматься было очень сложно. Без лифта и помощников.

Наконец-то добралась до четвертого этажа. Вот очередная дверь с вывеской "Процедурная". Постучала.

– Можно?

Нажала на ручку двери, отворилась.

Заглянула. Передо мной предстала комната, выкрашенная в белый цвет. Столики стояли чуть поодаль, на них лежали медицинские инструменты, и прочее, и прочее.

- И здесь никого нет. Не место мне тут.

Следующий кабинет был кабинетом врача. Решительно постучалась в него. Молчание. Нажала на ручку двери, оглянувшись - в коридоре по-прежнему никого не было, - отворила дверь.

Стол врача располагался рядом с окном. На столе лежала стопка заведенных карточек разных пациентов. Также и с другой стороны находился стол еще одного специалиста.

Взгляд остановился на часах на стене. На них были те же стрелки и минуты, что и на обычных других часах.

Но по какой-то необъяснимой для меня причине засмотрелась на них. Время в них словно было моим временем. Стрелки, отчитывающие минуты, показывали, что мое сердце еще живо, сам процесс жизни продолжается. Что я такое говорю.

Стала всматриваться, сколько времени показывали настенные механические часы. Они по-прежнему показывали 13.39. Вспомнила, что сегодня на своих часах видела те же цифры. Наверное, часы сломались.

Тут до меня дотронулись. От неожиданности вздрогнула, задев совершенно случайно каталку с разными бутылками, таблетками, шприцами, но, к небольшой своей радости, смогла сдержать падение данного содержания на пол.

- Извините, пожалуйста, простите, - улыбнувшись в знак приветствия, развела руками, крайне доброжелательным тоном проговорив: - Здравствуйте.

- Добрый день. - Врач был один, без сопровождения. - А вы не знали, что без разрешения нельзя заходить в кабинет?

- Знаю, но…

- Ладно, присаживаетесь, - указал на стул. Раздался щелчок какого-то механизма. - Ваши данные можно узнать?

И тут я задумалась о своей фамилии.

- А медсестры не будет?

- Что она должна была сделать, она уже сделала. С нее довольно. Вы мой пациент. О чем мы будем сегодня беседовать, касается только нас двоих. Неизвестно, значит, насчет фамилии. - Пауза. - Вам уже сказали, чем вы больны?

- Нет.

- На данный момент, что вас тревожит?

- А можно спросить: а где я нахожусь?

- Хороший вопрос. Мне бы тоже хотелось узнать вас поближе.

- Вы разве не доктор? - Кинула взгляд на его белый халат. – Какой только специализации, узнать бы?

- Вы все узнаете в свое время. Вам нужно больше отдыхать и не волноваться по мелочам. Успокоитесь.

- Я спокойна. Просто я же должна знать…

- Свой диагноз?

- А я больна?

- А вы как думаете? Давайте ближе к правде. В то время, когда вы должны спать, вы постоянно что-то пишите.

- В любое время могу что-нибудь написать.

- А зачем?

- Не задумывалась над этим вопросом. Даже не знаю зачем. А причем здесь моя болезнь?

Кинула взгляд на часы, прищурилась, пытаясь всмотреться в цифры. Странные часы, стрелки считают периоды, но по-прежнему 13.39.

- Так. Ясненько. Мы нашли все ваши записи, и я лично принял участие в их прочтении. Извините, но это моя работа. - Пауза. - Вы верите в Бога?

- Да.

- Вероисповедание?

- Православие. А можно узнать: к чему весь этот расспрос?

- Если вы говорите, что верите в Бога, значит, ходите в церковь?

- Да.

- Были на исповеди хоть раз?

- Да.

- Прекрасно.

- Я не совсем понимаю, для чего такие вопросы.

- Чтобы вам было легче, представьте, что вы на очередной исповеди. От вас требуется правдивая информация вашего самочувствия.

- Хорошо. Попробую. Говорить откровенно с доктором так непривычно для меня.

- Я ваш лечащий врач, которому вы можете полностью доверять все ваши мысли, чувства. Все что хотите. Я здесь один. И вы одна.

- Не знаю, с чего начать. Мне очень грустно. Это чувство никогда не покидает меня. Я не среди них. Я вне. Я где-то поодаль. Они все вместе, а я где-то рядом с ними, но не с ними. Я сопереживаю им. А они меня осуждают.

- Возможно, это патология. Слышите голоса?

- Нет.

- Вас мучают кошмары?

- Бывает, но разве у других такого нет?

- Я спрашиваю конкретно вас.

- Бывает.

- А кто это они? Ваши друзья?

- У меня нет друзей.

- Родные?

- Есть. По крайней мере, чувствую это.

- Почему тогда вы называете себя одинокой?

- Возможно, они тоже одиноки.

- Может быть, это просто обида и вы боитесь признаться в этом самой себе, что вы эгоист, что вы просто завидуете.

- Не эгоист, но не помню, как оказалась здесь.

- Вы пришли сами.

- Неужели сама?

- Совесть? Возможно, она.

Эмоции захлестывали меня.

Доктор очень серьезно посмотрел на меня.

– Священник не сможет вам помочь. Вам нужно принимать медикаментозное лечение. Вы слишком слабы, чтобы противостоять. Вам нужна защита.

- Защита? От кого? Таблетки - это самообман.

- Ошибаетесь. Это хорошее успокоительное от галлюцинаций.

- От чего?

И тут я начала понимать, где нахожусь.

Они специально запутали меня, чтобы оказалась именно здесь. Начинаю сначала, и каждый раз все повторяется.

Привстала из-за стола.

Врач взглянул на меня, но продолжил что-то писать.

Снова раздался щелчок. Видимо, что-то выключили. Мне нужно уходить, бежать, и чем быстрей уйду, тем быстрее у меня появится возможность спастись. Я заблуждаюсь в своих версиях.

Неожиданно болезнь подкралась и привела меня именно сюда.

- Мне нужно уходить.

- Вы на правильной дороге. Вам нужно проверить ваше сердце.

- Я пришла не туда.

Мигом рванула к двери и открыла ее. Два санитара в белых халатах уже ждали меня.

Юркнула от них в противоположную сторону. Но они остались на месте, так как, видимо врач подал им какой-то знак. Доктор спокойно подошел к проему двери, посмотрел в ту сторону, куда я побежала, и проговорил:

- Она далеко не уйдет. С этого места невозможно убежать. По крайней мере, до полного выздоровления, здесь ей будет лучше - для ее же спасения.

Я ускоренно бежала вниз, видя перед собой только ступеньки, через которые перепрыгивала. Я все надеялась увидеть выход, но на каждом этаже двери были закрыты.

Как же я хочу домой! Господи, как же я могла здесь оказаться? Все что угодно, только не больница. Мне нужна помощь, но не врачей.

Чем ниже был мой спуск, тем меньше света, а в конце уже практически ничего не видела.

А меня ведь предупреждали.

Остановилась. Итак, передо мной подвальное помещение. На окнах были решетки. Слышались капли стекающей с трубы воды. Подошла к ближайшей стене и спряталась за нее. Только сейчас прислушалась к себе и поняла, как сильно мне страшно, сердце колотиться безумно. Я решила пройти вперед. Возможно, где-то есть еще дверь. Стоит проверить. Но коридор словно не заканчивался. Обнаруженная мной дверь была найдена в конце коридора. Нажала на ручку двери, но, увы, она также была заперта. Прислонилась спиной к ней, съехала на пол.

- Это конец. Я не выберусь.

На некоторое время закрыла глаза.

Бог с ними, с чудаками. Мне бы терпения. Мне бы тех людей.

А вдруг здесь останусь и меня никто не найдет, и со временем меня просто-напросто забудут. А кто я, чтобы меня искать, чтобы спасать, чтобы наставлять на правильный путь, к моему времени…

Время мое никуда не уйдет.

Поток мыслей поступал непрерывно в отделы моего головного мозга. Смотря вдаль, сердце сжалось, от нахлынувшей жалости к самой себе. И не заметила, как ко мне подошли двое молодых парней в белых халатах и сделали мне укол. Все поплыло перед глазами, и я провалилась куда-то в небытие.

Когда пришла в себя, поняла, что не помнила, что было вчера. Осмотрелась. В палате находилась одна c включенным светом.

Время, проведенное в компании только самой себя, разве может дать результат?

Внезапно появилась, словно из ниоткуда, медсестра.

Воспользовавшись случаем, спросила, где находилась и что было вчера.

- Вчера было то, что и сегодня. Вам не разрешено выходить из своей палаты. Время ваше не совсем как у других.

- Знать бы, что вы имеете в виду. Когда я смогу пойти домой?

- Временное утешение могут предоставить только здесь. Простите, но мне не разрешено с вами много говорить. А то я вас могу травмировать.

Она дала мне таблетку, улыбнулась и вышла из палаты, предварительно выключив свет. Дверь она заперла на ключ.

Слово "простите" прозвучала в моей голове несколько раз.
Made on
Tilda