Произведения

Стихотворения

Стихи

Сыну

«А бога нет», – он мне говорит,
Прямо на Пасху, кулич откусывая.
И смотрит дерзко.
«Есть только Я!»
У меня болит где-то в подвздошной.
Любимая и безусая
Мордочка смотрит дерзко.
«А я не просил меня рожать!
Восемнадцать стукнет – уеду сразу,
Общаться не буду!»
Твою же мать,
Психанула, перебила посуду.
И это боль моя – в мелкую пыль,
А кровь на полу не моя.
Прости нас, Господи, прости.
Или сначала одну меня.
«Какие заповеди?! Они для тупых!»
Заведу будильник. Помою пол.
Упаду – и кресло мне даст под дых.
Самолеты разбудят в шестого пол,
До будильника. Уже ни звезды,
Осколки собраны, дальше жить
С чувством растущей беды,
Прощать и просить
Прощения.
Прощать – и простить.

***

Когда гранаты цвели кроваво,
И дождь ночной, оглушая, падал,
Осколки молний слетали с неба,
И с губ словами срывалась боль, –
Мы не щадили уже друг друга,
Горячий уголь крошили в пальцах.
И жизнь дымилась. Что дальше будет?
Что будет дальше у нас с тобой?

Под этим небом из туч и молний
Больших деревьев танцуют тени,
Танцуют тени по тротуарам,
Танцуют тени по мостовой.
На Руставели людское стадо
Бежит от бури, а нам не надо,
А нам не надо,
А нам не надо
Беречь любовь.


***

И птицы поют. И летит самолёт.
И жизнь продолжается под облаками.
Я сливы иду собирать на компот,
Пока не попадали сами.
А мысли, как сливы в тугой кожуре,
Налитые соком, прозрачным и кислым…
Никак не дают успокоиться мне
Мои тёмно-синие мысли.
И скоро вода осторожно кипеть
Начнёт и устанет, приняв эти сливы.
А мне нужно пламя убавить успеть,
И сахар добавить, и стол протереть, –
И стать без тебя счастливой.


***

Скажи, что всё будет хорошо.
А то, что сейчас – неправда, плохие сны.
Скажи, что подснежники скоро.
Их тонкие слабые стебли – моя опора.
Весна придет, но никому не надо этой весны,
Нет про нее разговора.
Скажи, что я самая-самая, а ты не умрешь,
И что руки твои будут держать только ручку –
Тот самый рычаг, ты с ним землю перевернешь,
Написав стихотворения, одно другого круче.
И к осени все будет в твоих стихах,
Их дворники будут прятать в мешки на память,
Засушивать в гербарии – дети,
А девушки на каблуках
Нанизывать на тонкие шпильки
И носить до самых заморозков, не снимая.

Скажи, что всё будет хорошо.



***

Иду на КаТэ, а думаю «как ты?».
Коты, как белки, рыжие клёнам в цвет.
И лужи полны облаков и ни капли фальши нет,
И пахнут прелой листвой кусты.
Иду по улицам мне знакомым,
Но только новый ветер на них и гул
От самолетов на небе. Кто мы?
Что будет дальше?
Вдруг не туда кто из нас свернул?

Пусть будет, что будет.
В моей и твоей вселенной
Отмеряно время для счастья и для шагов,
И, может, пусть приведут нас в морскую пену,
Где нет маяка, нету берегов?
И в море листьев останемся, пропадая
Со всех радаров, из СМИ и из соцсетей.
Мне тоже страшно. Туда я иду? Не знаю.
Но мне от тебя светлей.



***

Собираю потерянные части себя
в разных людях,
Цельности нет, но есть цель.
Пересуды и сплетни, опять пересуды.
Суд чести и совести.
Совет прочесть.
Совет вычесть.
Советов не счесть!
Прошлое висит на плече,
Почти черное, почти в клочья,
И чувства-гончие, как многоточие
В последней строчке:
Кончено, текст окончен.
Обесточена – одиночеством,
Сосредоточена на творчестве.
Ночь моя минуты считает:
Всегда не хватает
Какой-нибудь секундочки,
Строчки, для завершения – точки,
Обычной
точки
в конце.

Боюсь

Я боюсь осуждающих взглядов, боюсь темноты,
Я боюсь пауков, тараканов и прочую нечисть,
Я боюсь просыпаться, боюсь, что со мною не ты,
Я боюсь умирать, я боюсь перешагивать в вечность.
Мне не легче и днем, день – всего лишь какой-то рубеж,
А за ним настигает опять и опять черный ужас,
Обвивается крепко, сжимается туже и туже.
И уже не кричу, не шепчу никому и тебе.
А моя темнота глубока, словно зеркало, и –
От нее отвернусь, но она за спиною и всюду,
В ней я вижу себя расщепленной на две пустоты,
Словно черные дыры во мне...
Хорошо, что всё это во сне.
Может быть, я проснусь и всё это забуду?

***

Я знаю, я знаю: гора не придет к горе,
И в горе – не в радости, – вскроются грозные реки,
И сель, разрушая иллюзии, на заре
Сойдёт и оставит навеки меня калекой.
Вдруг Ангел потянет вселенную как лоскут,
Свернёт беспечно и бросит на кухне в угол.
И я – в углу, со вселенной, я тоже тут –
Сгребаю звёзды руками в большую груду.
Пусть колет пальцы, царапает душу стыд –
Моя работа почти не имеет смысла.
Схожу с ума и с привычных своих орбит,
А звёздный сор равномерно квартиру выстлал.
И вот иду – и искрится в моих следах
Янтарный отсвет – пронизан, прорезан сумрак.
Саму себя не пойму, не прощу, предам,
А кровь остынет и станет не красной – бурой.
Я точно знаю: гора не придет к горе.
И горько думать: горят, обжигают думы.
И все запятые заменены на тире,
А знак тире – это минус благоразумие.



Made on
Tilda