Литературный конкурс (Фестиваль)

Конкурс "Сновелла-новый жанр в литературе"

ЭССЕ
ПИСЬМО ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЬНИЦЕ СНОВЕЛЛЫ
Пишу Вам, первооткрывательница сновеллы! Вы вложили в литературу сны. Под подушку, как сюрприз-подарок сновиденческий спящему ребёнку – сладость в виде конфеты. Чудеса случаются во снах.
Я новый молодой начинающий автор, пришедший в страну СНОВЕЛЛЫ, как в гости к доброй фее снов. В сказочном доме феи снов полно цветов, бабочек и лучей солнышка. Её платье и шляпка сшиты из цветочной пряжи. Фея снов мила, прелестна и добра, гостеприимна. Налила мне чаю, заваренного из лепестков цветов и душистых трав, угостила пирогом и рассказывала о волшебстве снов, а сама плела кружева. Её чарующие глаза смотрели по-доброму через очки, линзы увеличивали выразительность очей, а улыбка не исчезала с лица. Эти узоры в кружевах, как на заиндевевшем окне, отчётливо виднелись лучи солнца. Галина Бурденко открыла эту дверцу в новый жанр литературы, выпустив цикл рассказов во втором литературном сборнике «Русское восприятие. Слияние солнц». Мне было интересно посетить презентацию, познакомиться с опытными писателями, самой принять участие – прочесть стихотворение. Душевная обстановка, дружеская беседа и в конце подарок от художника Александра Лаврухина. Его галактическая иллюминация меня вдохновила и взбодрила.
Галина Бурденко – выпускница Литературного института им А.М. Горького. Странно, что мы не пересекались в стенах дома мировой литературы. Эта милая женщина первая написала в новом жанре – СНОВЕЛЛЫ. Как и первая женщина-космонавт, которая побывала в галактике и, обогнув земной шар, рассказала о космическом путешествии читателям. Было и то, что в её снах казалось мне странным. Сны вообще бывают странными, порою они переворачивают вверх тормашками то, что в реальности мы привыкли видеть обыденным. Сон как виртуальная реальность. Моё личное понимание сна сильно визуализировалось от прочитанного у Галины, сны стали выпуклыми, как система зажигания космической ракеты. Надеваешь скафандр – и уносишься в галактику. «У-у-у-у!» Как сказал Юрий Алексеевич Гагарин – «ПОЕХАЛИ!»
ПОКОРИТЕЛИ НОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Данный заголовок неслучаен, именно так я отнеслась к новому жанру – СНОВЕЛЛЕ.
Я тихонечко присела на стульчике в зале среди гостей и щёлкаю фотоаппаратом. Игривость неизвестно откуда прибежавших котят меня увлекает. Театральность, музыкальность и артистичность удивительных существ умиляет. Я пыталась поймать их в кадр.
Я видела эмоции выступающих, их сияющие глаза, всё вокруг пульсировало единым целым литературным и музыкальным органом слуха, зрения и осязания.
Мне настолько стал любопытен новый жанр, что я будто подкрадываюсь на цыпочках и пытаюсь подслушать напев колыбельной, тсс! Милая женщина пишет, отстукивая в такт печатной машинке ногой, словно убаюкивает читателей, как детей. Я засыпаю от её нежного голоса, материнского тепла и писательской магии снов.
Окно настежь открыто, занавеска легонько трепещет от дуновения ветерка. Ночь – время чудесных сновидений. Мои сны не соприкасаются со сновидениями Галины. В некоторой степени даже вступила в дискуссию. Опровергать или подтверждать не стала бы.
Полустанок. С перрона садятся маленькие пассажиры, отправляются в городок А. Перрон пустеет, и часы-будильник тихонько тикают, отмеряя время путешествия во сне.
Пунктиром обозначены точки, где останавливался паровозик сновидений. На большой клеёнчатой карте жирным красным цветом цветного карандаша фея сновидений ставит знак сна жителям городка. Он замысловатой формы! Как колыбелька!
Тикают часы вокзальные, с петушком. Он сидит и дремлет на шпиле. Луна повисла коромыслом и, качаясь на месяце, звездочёт зажигает небесные ночники.
Кадры снов
Сны, как мультик, переключают на экран телевизора. Усаживают на детский маленький стульчик. В руке ребёнок держит конфету. Вокруг игрушки. Девочка в вязаном платье, в косы вплетены атласные банты. Она послушно сидит и смотрит мультфильмы. Прижала к себе плюшевого мишку. Я та маленькая девочка с русыми волосами и янтарными бусинами глаз. Снилась мне игрушка с ключиком – белая курочка. От мамы мне перешли её три медведя. Я лазила тайком в буфет старинный за конфетами. Лучшее, что мне снилось, – родом из детства. Ногайская степь Ставрополья колосится маковыми головками, они шлют мне поклон с малой родины. Снилось и то, что идём мы с мамой по степи и любуемся закатом солнца – вот-вот оно закатится за горы Кавказа, и над нами раскинется синь небесного полотна с бисеринами звёзд. Маковая степь отливает алым цветом на рассвете, и во сне я касаюсь шевелюры и поглаживаю её ладонью.
Вдруг я попала в другую реальность. Будто из одного сна переместилась в следующий. Вот бегущая киношная лента гигантская, и на ней, как в окошках вагонов поезда, – сны.
Похожая на пешеходный или подземный переход, вереницей тянется какая-то галогеновая нить снов. Ассоциация с метрополитеном и тоннелями. Как паровозик игрушечной железной дороги – мечты детства.
Просыпаюсь ото сна, потому что посторонние звуки вмешиваются в мою сновиденческую кинохронику.
Танцующие тени
Переплетённые тела женщины и мужчины. Они сливаются в сладостном танце л.ю.б.в.и. Перевоплощение в театре теней, сотворение дивной скульптуры переплетения тел, художественность и изящество движений. Я растворялась в любовной игре, всё пламенело и сыпалось искрами. Прикосновение губ к плечам, шее и губам зажгло невидимую лампадку – и тут же погасило. От поцелуев жарко, веет ладаном с ноткой цветочной композиции. Я вдыхала сигаретный дым, но он не был вреден мне. Он был сладок, пленял меня и окутывал пеленой наши обнажённые тела. Ночь любви. Я уснула в его сильных мужских объятиях, просыпаться утром мне не хотелось. Сон был хорошим.
У качелей есть крылья
Повесть сама диктует эти сновиденческие зарисовки. Подталкивает к самому краешку качелей.
Я улетаю во сне туда, где было лето, детство и запечённая в золе картошка. Качели подбрасывают меня – и ловят. Как папа маленькую Линочку подкидывал и ловил. Я с визгом падала в объятия родного человека. Качели – аттракцион. Качели – проводник в сновидения. Снились мои детские деревянные качели. Они служили не одному поколению детей. Вечно к ним стояла очередь. В моих снах качели раскачиваются по физической науке «в амплитуде 360 градусов». Рисуют круг часов с большим циферблатом и стрелками с булавочными головками. Вместо цифр – зодиакальный цикл созвездий.
Господин Бездомный
…По протоптанной снежной дороге шёл человек, худо-бедно одет, несмотря на пронизывающий холод, на нём тонкое, не по сезону, пальто, шляпа и обмотанный вокруг шеи шарф. Пальто нараспашку, руки спрятаны в карманы. Выла метель, позёмка мела, и оттого было ещё холоднее. Он шёл куда-то. Куда глаза глядят. Его мучил сильный кашель, он весь сотрясался от спазмов, схватывающих грудь. Приблудившийся странник, которому не дано имени, снился потому, что я срисовывала его с реального человека. Как портрет с натуры. Но реальная жизнь мне не известна. Она, как эта позёмка, клубится. Блёкло и размыто, как после дождя среди серого дня нет лучика солнца спасительного тепла.
Сны не повторяются.
Прилетают души ДОМОЙ.
Я сама временами впадаю в эти сновиденческие детские воспоминания, где все живы и здоровы – папа и брат. Оба ушли по лестнице, ведущей к Богу. После сороковины гибели Коленьки я видела во сне его маленьким принцем. «Тихо навстречу мне, тихо навстречу мне выйдет доверчивый маленький принц», – пела певица Валерия. Принц улетел в сказочную страну снов. Папа забрал маленького сына с собой. Папа был молодым, а братик маленьким.
Их души шли по тому коридору-тоннелю, где слепящий белый свет, и прямо перед ними стоял ангел с белыми крыльями, который встретил их у врат рая. Он распростёр объятия. Они почти не оглядывались туда – в полумрак, где остались их тела. Среди искорёженного металла автомобиля и стёкол на асфальте прочерчен тормозной путь протекторов шин. В июльский день 2015 года ушёл на небеса мой младший брат, любимый братик Коля, Коленька, Николай Сергеевич!
Мне снилась фотография, где мой прадед Николай Сергеевич Куприянов (во всём величии, статный, военная выправка, высокий рост) и Николай Сергеевич встали рядом, плечом к плечу. Черты лица – один в один! Прадед с гордостью смотрит на правнука. Оба пели в церковном хоре на клиросе, оба были обладателями тенора – великолепного голоса. Их пристанище, их дом – Тихвинская церковь! Под звон колоколов слышится песнь «Ах ты степь широкая» – их голоса слились в унисон. На звёздном синем небе загорелась яркая звёздочка, она ярче других, потому что в Сочельник, перед Рождеством, зажглась Вифлеемской звездой на Востоке. Она ведёт всю семью Куприяновых на праздничное богослужение, где души пребывают в тишине и спокойствии, ликуют. Во сне я плачу то ли от умиления и благоговейного спокойствия во время песнопения, то ли от того, что душа брата простилась со мной и покинула отчие края. После того сна я посетила землю предков. Навестила их в Тихвинской церкви. Величие и убранство церкви впитали в себя Божию благодать. Ту же, что впитали в себя корни генеалогического древа рода. Традиции семьи Куприяновых сохранили в памяти потомков православные ценности.

Мне снятся сны
«Никто не забыт, ничто не забыто»
«А Вам снятся сны?» – задаю вопрос читателю.
Мне снятся. Бабушка и дедушка. Бабушку я помню хорошо, а вот деда живым не видела. Но всё-таки снится. Сон настолько похож на явь, что я начинаю принимать образ деда за живого человека. Он строго говорит. Но мягкость его руки и добрая улыбка смягчают смысл слов. От военной суровости не осталось и следа.
Деду нравится говорить со мной. Прошлое отголоском войны оставило в памяти фронтовую пыльную дорогу и стук колёс эшелона.
Алексей Иванович мужчина довольно молодой, стройный и высокий. Военная выдержка и мужество придали величия осанке.
Да, я обращаюсь к дедушке по имени и отчеству. Eго рассказ о Великой Отeчeствeнной войнe, как урок истории. На лице морщины. Седина. Он строг, как учитель.
Но в моём сне дед плачет… Этот сильный духом мужчина плачет, плачет о товарищах, погибших на поле боя. Плачет от радости – пришла Победная весна. Плачет от трогательной улыбки внучки, гладившей деда по седым волосам. Человек, сражавшийся на полях Великой Отечественной войны и хлебнувший горя с «походным котелком», не станет черстветь душой


P.S.
Приснится же такое.… Два года спустя после выпуска из Литературного института приснился мне экзамен по русской литературе. Первый билет попался не «удовлетворительный» и я решила поменять «отлично» на «хорошо» в зачётку. Второй билет был, как спасательный круг. И я сдала экзамен, после него весело посидели с девчонками в кафе, потом меня потащили на концерт в Литературный институт. Звонок от мужа вернул в суровую реальность. Сердитый и голодный, он ждал меня дома. Скандал был грандиозный. Собака спасла положение. Её я вышла выгуливать.
Вот так сон… Фуф… Александр Михайлович Панфилов, герой-панфиловец Литературного института, респект Вам!
Поделилась с преподавателем рассказом про сон.
Он посмеялся и сказал: «Побольше бы таких снов Вам снилось, Полина».
Бывает, что просыпаешься отрешённым и растерянным. Сон напророчит, а утром вся сновиденческая пыльца сыплется с тебя. Сны бывают и сказочными, заставляющими понежиться в постели ещё хоть полчасика. Ну, часик… Будильник предательски заливается, как на зорьке петух. Его трель заставит подняться, встать и медленной походкой пойти умываться. Глаза-то ещё спят! Выключаешь будильник и ложишься опять, проваливаешься в сон. Досматриваешь кинематограф сновидений и нехотя встаёшь. Повторяешь эту монотонность будней ежедневно. Сон дарит детскую радость. Мой маленький детский стишок не оставит равнодушными и взрослых. Он в конце повествования.
А пока я коротко поведаю о собачьих снах и мелодиях.
#таксячий звоночек
Зоопсихологи не рекомендуют тревожить собачий сон, даже если собака поскуливает, погавкивает или рычит. Значит, такой сон ей снится. Любопытно, какой?! Вот бы заглянуть в эти сновидения, хоть одним глазком глянуть! Сопение, повизгивание и погавкивание – собственная хвостатая и четырёхлапая полифония звоночков спит. Чуть влажный нос касается моей ладони. Ушки сложены на спине. Калачиком свернувшись на сумке, она во сне охотится, ловит наглых мышей и гоняет котов по двору. Шуршит опавшими листьями, взлетая и ныряя в шелестящий ковёр. Погрызушки палочек – сдирать зубами кору, придерживая палку лапами – очень увлекательное занятие. Точит зубки.
Даже у собаки породы такса своя СНОВЕЛЛА есть.
А теперь пришла пора моего личного презента читателям. Стихотворение, почти сказка, колыбельная для малышей.

* * *
Звёздный дождь,
на мир весь льёшь
ты, где берёшь
браслет и брошь?
И сыплешь бисер
со звёздной выси,
где тает снег
и шорох листьев?
Нет, звёзд не сыпал я с небес,
во сне летал – видал, чудес
немало во снах
качал дитя я на руках,
у колыбели ночь сидел,
уснул и сразу поседел
дитя, я сказку прочитал,
а звёзд я с неба не срывал,
не сыпал серебра в ларец.
Был хороший я отец,
колыбельную пропел, –
и под утро улетел.
Дождь в окно заморосил,
гостем стать он попросил,
лил, как воду из ведра,
и до самого утра.
Как ночь, накрыла простыня
Шёлком синим, всполох дня
жёлтым солнечным лучом
прикоснулася плечом
кружевом, тесьмой беря
косу русую сплела
и рукой всплеснув, всплыла
в небе девушка луна...

Стихотворение-бонус, на сон грядущий!

***
Ночь – шаль вся в звёздной пыли
Сон как в детстве – в сказке, были,
Плюшевый мишка игрушкой любимой
сладко уснёт с малышом в колыбели
Голосом мамы песенку пели
Снежная вьюга стелилась постелью
Ласково мягкой лапою ели
Тихо качали дитя в колыбели.
Made on
Tilda