Произведения

"РЯБИНА"

Рассказы
Часто осенью автор любил наблюдать за опадающими листьями. Он приходил в парк и садился на одну и ту же деревянную скамейку. Наблюдал за всем, что предстоит его взору. Как по небу движутся облака, как листья волнуются в ветре, обреченно кружат, опускаясь на землю. Как люди проходят, разговаривая друг с другом. Вот дед прошел, склоняя от старости спину. Кто-то пришел за тишиной, поэтому в сторонке от всех читает книгу. И какая книга! Классика! Другие наоборот куда-то постоянно спешат, словно стрелки часов, которых ничто не остановит. Пока сама жизнь их не остановит! Кто-то возвращается с работы домой, - а дома его ждут дети. Кто-то, чтоб не чувствовать себя одиноким человеком, приходят сюда вновь и вновь. А у художника была иная цель – впоследствии нарисовать свой любимый октябрь.

На улице было прохладно. Дворник подметал улицу. Дедушка, одетый в темную куртку, темного цвета штаны, сметал с тротуара то в одну, то в другую сторону, сухие листья. Тем самым словно уберегая, от ничего не замечающих людей, ступать по ним. Шум от подметания метлой, которую он держал в серых рукавицах, сначала мешал сосредоточиться художнику, но спустя время и шорох листьев, и шелест листвы на ветках соединилось в одно равномерное звучание, что придавало общей картине гармоничный фон.

Недалеко от художника остановился мужчина. Он сел на скамейку, закурил сигарету, и о чем-то задумался. «Вот здесь в этом парке мы с тобой и познакомились, Аня». Он сбросил пепел на асфальт, мельком взглянув на листья, которые упали на скамью.

Эту историю автору рассказал он сам два дня назад, после их встречи в парке возле рябины. Деревце выглядело слабым, хрупким, похожим на беззащитного ребенка, который оказался бессильным побороть свои беды.

- Вот она моя красавица-рябина!.. После непродолжительной паузы он стал рассказывать автору свою историю осенней жизни.

Мужчина вспомнил о молодой женщине, которую он встретил именно здесь, в этом парке. Она шла вместе со всеми в толпе, и он не сразу обратил на нее внимание. Она была одета в серое пальто, поверх которого красовался изящный, оранжевый шарф, и в длинные коричневого цвета сапоги. Волосы были коричневые с рыжим оттенком, средней длины, на которых хорошо смотрелся берет. В общем, она выглядела очень интеллигентно. Она остановилась возле скамьи, достала из кармана горсть семечек, рассыпала их по земле. Птицы были тут как тут: голуби прилетели на скамью, кружили возле нее, воробьи также не забыли показать себя. Когда девушка уже собралась уходить, он обратил внимание, что на скамейке что-то осталось лежать. Подойдя поближе, он увидел, что это был браслет ручной работы, сделанный из ягод красной рябины. Обратившись к незнакомке, он напомнил ей про забытую вещь.

- Обронили, ваше?

Она обернулась. Ее лицо было бледным, уставшим и очень грустным. Улыбнувшись в ответ на оказавшую ей помощь, произнесла:

- Благодарю. Я немного рассеянная сегодня. Развязалась леска, я и положила его в карман – наверное, обронила, когда вытаскивала пакет. Тороплюсь.

- Сами делали?

- Да, рябину очень люблю. Возле нашего дома, когда мы жили в деревне, росла рябина. Я сплела этот браслет в память о своих родителях…

- Интересная история появления различных предметов, в данном случае браслета. Можно ли узнать как ваше имя?

- Аня.

- Сергей. Приятно познакомиться.

- Да, я иногда плету всякие безделицы для души, вышиваю. Природа вдохновляет. Люблю березы, осины в сережках, душистые липы, а как цветет ольха!.. Люблю слушать шум листвы деревьев, пение птиц.

- Да, я вот тоже сейчас вспомнил лес. Вместе с отцом по юности частенько ходил по грибы. Лес завораживает. Есть в нем что-то магнетическое. Я сам родом из деревни. Настоящая жизнь может быть только там. Но повзрослев, отучившись, уйдя в бизнес, постепенно отошел от этого всего.… Давно, в общем, не был. Ездил, когда было к кому. А потом решил, что дом мне не нужен и отдал его по родне в безвозмездное пользование. Сейчас мало, что напоминает о той старой жизни, только сохранившийся семейный архив. А насчет рябины могу сказать, что именно осенью рябина привлекает к себе внимание. Как и человек в свои зрелые годы. И плоды ее с возрастом становятся только слаще.

- Интересное замечание! У меня как раз в жизни такой период – осознающий свои неисправимые ошибки.

- Знакомство наше небезынтересно. Я бы сказал символично. Задумался о том, что не замечал раньше. За что я вам благодарен.

- Вот на этом добром слове и попрощаемся. Мне нужно идти. Она посмотрела на него внимательно.

- Надеюсь, мы еще увидимся. До встречи. Мужчина продолжал смотреть ей вслед, пока она не вышла из парка.

Так они и познакомились. Еще не один раз встречались в этом парке осенью, а потом и зимой. Сергей уже заметил, что она приходила в парк где-то между 14 и 16 часами. Приходил заранее, поглядывал на часы, и ждал. Он сам не знал, что влекло его к ней. С ней ему было просто спокойно.

Однажды одним весенним днем, когда листья уже показались на ветвях, а цветы дали цвет, он спросил неожиданно для себя:

- Аня, простите за нескромный вопрос: а вы замужем?

– Нет. Холодно - ответила она.

- Это хорошо.

- От чего же хорошо?

- Потому что я был бы не прочь скоротать с вами последние десятки лет… - проговорил Сергей, сам поразившись своей смелости. Аня смутилась и отвела глаза в сторону.

Зазвонил телефон. Послышался на другом конце провода женский голос.

- Я перезвоню, сейчас не могу говорить. - Мне нужно ехать в Москву. После паузы, - извините за резкость. Вы очень хорошая, редкой души человек.

- Благодарю за комплимент. Но все же время покажет, что нас ждет впереди. И не будем роптать на судьбу. На все воля Божья.

- Возможно, но и от нас немало зависит. Ведь мы и сами можем вносить коррективы.

- Жизнь непредсказуема. Порой точно знаешь, что будет дальше, а потом глядишь, - а все не так пошло. Мужчина молчал и тоже о чем-то задумался. Они продолжали идти вместе по дороге, приближаясь к выходу из парка.

- Дом остался, рябина, наверное, растет до сих пор?

- Нет, дом продан, а деревья срубили новые жильцы. После продажи, как то зашла к ним, и обнаружила свою любимую рябину заброшенной, срубленной. Там много, что еще изменили, но это дерево мне было дорого, - ее высадил мой отец. Так и возникла мысль сплести этот замечательный браслет.

- Нужно было оставить…

- После смерти отца, матери сложно было там оставаться. Купила ей квартиру, помогла собрать вещи, перевезти. Вот такая история.

- Печальная выходит история. А сердце ваше доброе.

- И вообще я придерживаюсь старых взглядов на жизнь. Природу очень жалко.

- Можно задать вопрос?

- Да, конечно.

- Почему вы постоянно грустная.… У вас что-то в жизни произошло? Зазвонил снова телефон. Мужчина был чем-то встревожен.

- Не беспокойтесь, у меня все хорошо.

- Ань, мне все-таки нужно идти. Может, обменяемся контактами для связи?

- Думаю, когда приедете. А пока вы знаете, где меня можно найти.

- Хорошо. Пусть тогда останется между нами недосказанность…

Она как всегда мило улыбнулась, попрощалась, пожелала удачной поездки, и ушла. Ушла незаметно, также как, и неожиданно появилась в его жизни. Если бы он тогда знал, что это была их последняя встреча, он непременно бы остался. Но,… Он запомнил ее грустной, скромной, немного таинственной, мечтающей о чем-то далеком, любящей природу, добродушной, милой, в ее глазах был свет и надежда на новую жизнь.

***

Раздался звонок в дверь. Аня пошла открывать.

- Здравствуй. Женщина средних лет, в длинном шифоновом платье и с платком на голове, зашла в коридор. - Как ты? Тут она пристально на нее посмотрела. - Что-то ты совсем исхудала. Я тебе вот фруктов привезла, вкусных, полезных.

- Здравствуй, Марина. Нормально. Нужно вот в больницу сходить за анализами.

Аня вернулась на кухню допивать чай. Марина с большой сумкой последовала за ней. Из пакета выложила на стол печенья, булочки, овощи, мед, ягоду, яблоки, картофель, молоко, мясо, икру.

- Все наше родное, с деревни. А ты все чай пьешь, с ромашкой… Что говорят врачи? Улучшение есть?

- Давай не будем о грустном. Как ты сама? Как съездила в деревню?

- Приглашают на работу. Жениха уже нашли.

- Хм.… Вот как. Не плохо.

- Ага, не плохо. Да как я тебя здесь брошу одну-одинешенькую. Она многозначительно посмотрела на нее. – Мы же с тобой как родные сестры. Со школы вместе. Смотрю на тебя, на себя не похожа.

- Ну, что ты меня уже хоронишь что ли в самом деле? Не нужно из-за меня от своего счастья бежать. Ничего, я помаленьку, потихоньку, а вылечусь – так к тебе в деревню. Там воздух другой, дух иной – глядишь, и на себя похожа буду. Она улыбнулась. Жених то как, тебе нравиться?

- Да что жених! Все они одно. Дом у него не плохой, жить можно, двухэтажный, земли соток двадцать, хозяйство есть: куры, кот да собака - вот и вся радость наша. Вот так.

- А что не дурно, совсем не дурно. Соглашайся. Хоть кто из нас двоих будет по-настоящему счастлив!

- Боже мой, да за что же тебя так Господь мучит? Откуда такие мысли? Сейчас стол накрою.

- Неисповедимы пути Господни. Что ж тут поделаешь. Все мы люди грешные, гордые. В храм нужно. Да ноги не идут. Устала.

- Ты что такое говоришь? Бог – это совершенство, мудрость. Как можно от Него устать? От самой себя устала. От того, что работы нет, болеешь серьезно, болезни терпишь, а тут еще и семьи нет.

- Да перестань накручивать.

- Нет, Ань, так и есть. Семья – это опора, сила, вера, и надежда и любовь – и все это вместе жизнь. И если ты умираешь, она воскресает тебя вновь.

Солнечные лучи ярко осветили кухню. Аня посмотрела в окно на небо. Привстала, чтобы подойти поближе, но почувствовала головокружение.

Чайник закипел на плите.

- Ну, давай будем обедать.

- Ты обедай, а я пойду, прилягу. Полежу немного да встану с новыми силами. Плохо спала этой ночью.

- Что снова кошмары?

- Нет, просто что-то неспокойно на душе.

- В больницу тебе бы лечь, а не чаи пить, с ромашкой.

- Природа иногда лучше всяких лекарств.

- Вот именно, что иногда. Брось всякие сказки рассказывать. В больницу нужно!

- Если хуже станет - лягу. Обещаю.

- Не раскисай, тебе тоже еще предстоит.… Слышишь? Приедет твой Сережа. Ты и не представляешь, как я хочу-то увидеть тебя счастливой! Появиться семья, а там заботы, не будет времени зацикливаться на себе самой. А то все я, я болею…

Марина через несколько минут услышала какой-то грохот. С испугом вбежала в комнату и увидела, что Аня лежала на полу без сознания.

***

Аня находилась в больнице больше недели. Болезнь прогрессировала. Прогнозы были неутешительными. Ей требовалось дорогостоящее лечение.

Тем временем Марина решила съездить за товаром. На рынке разговорилась со своей старой знакомой о жизни, о ценах и много, что еще говорили, пока она не увидела Сергея – жениха Ани. Но он был не один, с блондинкой. «Ну, значит вот как тебе жениться то нужно!».

- На кого это ты так зло смотришь?

- Да так, обозналась. Товар некачественный продали, так вот и гляжу, не он ли, да нет - не он… Ладно я пойду, мне ехать надо, подруга в больнице.

- Пусть выздоравливает твоя подруга. И ты не болей.

- Передам. Созвонимся.

Марина ждала на остановке автобус. «Безусловно, рассказывать не стоит. Сама все узнает в свое время. Главное, чтобы не было поздно».

***

Сергей действительно вернулся с поездки. Он, разумеется, о болезни Ани ничего не знал. Блондинкой оказалась его бывшая супруга. В этом городе их связывала совместная собственность и общее дело, которое начали когда-то вдвоем. Они развелись без разногласий, претензий друг другу. Детей у них не было. Сергей решил отдать ей в руки весь бизнес, а квартира по праву осталась принадлежать ему. Он решил остаться и начать новую жизнь. Его бывшая жена придерживалась другого мнения и навсегда уехала в Москву. По ее мнению, только там ее ждет успешное будущее. На этом и расстались.

Месяц пролетел быстро. Находясь в своей квартире, он держал в руках кольцо. Рассмотрел его хорошо, положил обратно в коробку. «Надеюсь, согласиться…».

Закурил сигарету и вышел на балкон. Подругу Ани он раз мельком видел в парке. Они тогда прогуливались вдвоем. И тут он заметил женщину очень похожую на нее.

Тем временем Марина зашла в аптеку. Сергей докурил сигарету, и уже направился к выходу, как зазвонил телефон, который задержал его на несколько минут. Марина вышла из аптеки и направилась в сторону больницу. Когда Сергей зашел в аптеку, Марины, естественно, там уже не было.

***

- Ань, я тебе вот принесла фруктов. Не отказывай. Обижусь. Как ты? Аня смотрела в окно и молчала.

- Ничего, поправишься. Мы с тобой еще молодые. Какие наши годы. Хочешь, я к тебе перееду. Деревня подождет.

- У меня к тебе просьба. Аня говорила тихим, ослабевшим голосом.

- Какая? Все сделаю, только скажи.

- Я хочу домой.

- Что? Как домой? Ты в своем уме. Тут врачи, медицинская помощь как-никак.

- Марин, не уговаривай. Я хочу домой. И браслет мой забери себе. Потеряется. А ты сохрани. Прошу тебя от чистого сердца.

- Это ты понимаешь, что говоришь такое… Ань, не пугай меня так.

- Все хорошо, Марина, все хорошо. Мне уже лучше.

На следующий день Аня лежала в постели у себя дома. Медсестра приходила ставить капельницы. Аня выглядела отрешенной, уставшей.

- Марин, Марин…

- Да, да, что-то случилось?

- Нет, нормально все, мне сегодня отец приснился…

- Ну, что это ты, Ань, не верь снам. Мне что только не присниться порой. Все это от лукавого, в заблуждения вводят.

- Я его так явно видела, вот здесь на балконе. И так хорошо себя чувствовала, словно освободилась отчего-то тяжелого. Мне так легко, легко. Он мне что-то сказал, а я правда не помню, что ответила… Правда, Марина, не помню. Хочу вспомнить, но не могу.

- Брось, Ань. Не бери в голову.

- А он мне, Марина никогда не снился. Аня продолжала смотреть на балкон. - Марин, а сколько времени?

- Сейчас, посмотрю. Четвертый час пошел, а что?

- Можно тебя попросить?

- Я же сказала, проси, что хочешь.

- Сходишь в парк?

- Зачем?

- А вдруг там Сережа меня ждет. А я не могу прийти, а он ждет... Ты позови его ко мне, мне поговорить с ним нужно.

- Хорошо, Ань, схожу. Выглядишь и вправду лучше. Я за тебя рада. Но давай-ка я все-таки позвоню, чтоб за тобой присмотрели. Нельзя тебя одну оставлять.

- Почему это нельзя, за кого меня держишь? За немощную? Я могу ходить, если мне что нужно, я смогу это взять. Не переживай. Я просто хочу побыть одна. Я чувствую, что выздоравливаю.

Марина увидела на столике таблетки.

- Врач дал тебе указания, что делать. А ты что? Не пьешь, значит что выписали.

- Пью. Просто забыла.

- Как так? Ань, это несерьезно.

- Я выпила много таблеток в свое время. И ты помнишь это время. Болезнь никуда не ушла. Она вернулась и напоминает мне о том, что я неизлечимо больна. Мне снова выписали тоже самое. И что в прошлый раз, и что сейчас меня вовсе не лечит. А здоровье уходит. Денежные растраты… Я устала.

- Может, все-таки Сергею обо всем расскажешь. Не таи правды. С другой стороны, если не захочет продолжать отношения, так пусть лучше сразу уходит. Зачем тешить себя пустыми надеждами. Марина протянула ей таблетку и подала стакан воды.

– Выпей обязательно. Аня смотрела куда-то в сторону мимо нее и о чем-то думала. – Ань, возьми! Она взяла у нее из рук, что требовалось, несмотря на нее.

- Какая-то ты загадочная сегодня.

Марина вышла из дома в половине четвертого. Как ни пыталась она ее уговорить, а все без толку. Упрямая! «Сережа, Сережа,… а что Сережа - у него блондинка, не нужна ты ему. Выскажу ему все сама при встрече. Пусть знает, как надежды подавать».

***

Вот и осень. Листопад. Желто-красные листья опадают на охладевшую, позабытую солнцем, землю. Серые тучи сковали небо. Небо безмолвствует. Чего-то ждет…. Чего? Тишина. Дорога усыпана листвой. Путь домой.… И идешь по ней словно не один. Все шумит рядом с тобой. Ветер тревожит листья. И листья в ответ не молчат. Все в соседстве и в гармонии друг с другом. Так и у людей. Друг без друга мы не можем, мы бессильны, мы дети.

Сергей закуривал очередную сигарету, как неожиданно увидел Марину. Она шла по центральной дороге в длинной юбке, в вязаном свитере, поверх которого была накинута куртка, на голове платок. Женщина шла быстрым шагом. Она смотрела в противоположную сторону. Сергей подошел к ней сам.

- Ну, вот мы и встретились. Марина посмотрела на него.

- А, Сергей? Надо же. Аня как в воду глядела.

- Как Аня? Где она? Что с ней?

- Болеет, Серьезно болеет.

- Что за болезнь? Мне она ничего не говорила.

- Естественно не говорила. Кто о таких вещах говорит то.

- Что говорят врачи?

- Могу только одно тебе сказать, молись за нее. Возможно, Бог тебя и услышит. Хотя у тебя своя семья есть. Вот и конец всему.

- Какая семья?

- Можно подумать не понимаешь, о чем я говорю. Я видела вас.

- А, так это...

- Вот-вот. Как не стыдно то!

- Мы развелись, она уже уехала. Можете быть спокойны. Марина резко бросила на него взгляд.

- Как у вас все быстро то.… Не успели жениться, а уже развод.

- Смотрите, какое кольцо Ане купил.

- Вот это бриллиант! Марина посмотрела на него с восхищением. – И подарки дорогие.… Думаете Аня глупая? Да, я согласна немного наивная, доверчивая. Но я вас насквозь вижу. Она посмотрела на него внимательно: - Хотя не мне вас судить. Да, и кому нужны дорогие безделушки, когда здоровье неважно. После небольшой паузы: - Аня хотела тебя видеть. Она хочет о чем-то с тобой поговорить.

Раздался раскат грома.

- Как же я не люблю эти громы!

- Это, да, и начинаются, когда не ждешь.

- Только вот солнце было. Когда успели тучи заслонить небо. Пошли. Смотрю, и у тебя зонта нет.

Они вместе направились к выходу из парка.

***

- Ань, смотри, кого я тебе привела? Марина зашла в комнату. – Ань, слышишь, Сережа пришел? Марина не стала включать свет. Вышла в коридор.

- Уснула. Давай проходи на кухню. Пусть отдохнет, измучалась вовсе болезнью. Как же ее жалко бедную. Прошли на кухню, Марина поставила на плиту чайник.

- Ты что будешь? Кофе или чай? Хотя, что я спрашиваю, конечно, кофе, да? Он кивнул.

- Я вот что хочу предложить. Думаю, ее нужно срочно увозить отсюда для дальнейшего лечения.

- Это да, нужно. А куда?

- В Москву.

- Это очень дорого. Конечно, если ты в силах нам помочь, мы тебе будет очень признательны. У нас средств таких нет.

- Насчет денег не беспокойтесь.

- В нашем городе конечно медицина слабее.

По стеклу забарабанил дождь. Так разговаривая, они просидели где-то с полчаса.

- А что это у вас часы сломаны? Без пятнадцати пять показывают. На моих двадцать минут шестого. Марина посмотрела на часы.

– Да, действительно. Недавно совсем работали. Она задумалась. - К часовщику отнесу. Есть тут один прекрасный мастер. Все его хвалят.

Некоторые время сидели в тишине.

- Я вот думаю, что… Марина выглядела побледневшей. В сердце закралась тревога. Она вышла из кухни и направилась в комнату.

– Аня, ты слышишь меня? Марина подошла к ее кровати и посмотрела на нее внимательно. Она стала ее потихоньку трясти. – Ань, милая.… Зашел Сергей.

- Что-то мне неспокойно на душе. Вызывай врача!

Через пятнадцать минут скорая констатировала скоропостижную смерть больной Анны Степановны К.

Марина смотрела то на врачей, то снова на Аню, потом как ее накрыли белой простыней, которой она сама совсем недавно ее укрывала. Потом она заметила людей, одетых в черное. Кто они? Ах, да. Они о чем-то говорили, а она их не слышала. Марина беспрерывно рыдала.

- Этого не должно было быть. Это я виновата. Как я могла оставить ее одну. В таком состоянии. Я себе в жизни этого не прощу. Мы же с ней как сестры родные. Как же так Аня? Почему ты меня оставила так рано? Нет, не верю. Надо было давно уже все рассказать про ее болезнь. Чувствую, что не так все должно было быть. А что уже сделаешь. Ничего не вернешь обратно.

Марина проговаривала сквозь слезы про обязательные службы, что без этого просто никак нельзя.

Сережа поднес ей стакан воды, обнял ее. Через какое-то время он сказал, что церковные службы он закажет сам, и что все затраты по ритуальным услугам он берет на себя, ей не стоит ни о чем беспокоиться. Марина посмотрела на него и молча, кивнула.

***

На третий день были похороны. На улице шел беспрерывный дождь. Сначала было отпевание в кафедральном соборе. Пришли знакомые Марины, пришли те, кто знал умершую лично, ее коллеги и сам Сергей. Итак, людей было немного. Все стояли со свечами и цветами.

Марина была несчастным человеком с детства, сиротой, и, когда она повстречала на своем пути Аню, то она сразу почувствовала в ней родного человека. Она была старше Ани на два года. И вот снова потеря в ее жизни – потеря дорогого ее сердцу человека. Такой человек как Аня – награда от Бога. Марина еще долго не могла успокоиться. Ходила на могилу, разговаривала с ней как с живой. Рассказывала о своих делах, бедах и радостях. Чаще стала ходить в храм, посещать службы, заказывала молебны, литии и другое. Словом пыталась сделать то, что не успела при жизни, - молиться за нее, за ее душу.

Словно пыталась догнать время и остановить его. Но время безвозвратно ушло.

Марина отдала Сергею Анин рябиновый браслет в память о ней.

- Так эту рябину вы сами высадили? – спросил художник после услышанной истории. Рассказчик вытащил из пачки новую сигарету.

- Да, в память о ней…

- Сочувствую вам, потеря любимого человека - это большое горе. Примите мои соболезнования. Художник был одет в свитер большого кроя, с большим горлом и шарфом, в классические брюки темного цвета, и черные, хорошо очищенные, ботинки. Он посмотрел немного на рябину, потом снова на него и произнес:

- А все-таки я вам советую бросить курить. Как бы что ни случалось в нашей жизни – это того не стоит. Жизнь скоротечна, пожалейте хоть вы себя. Этим горю не поможешь, а здоровье уходит. Свою невесту вы спасти не успели, так попытайтесь спасти себя. Художник попрощался и отошел на него.

***

- Курят тут, курят, - вон, сколько пепла накидали.

Мужчина очнулся от задумчивости.

- Так что, в самом деле, умер, кто что ли? – спросил его неожиданно сам дворник то ли от любопытства, то ли от скуки.

- Прошу прощения, - мужчина затушил сигарету.

- Завтра обрезка деревьев намечается, ну, уж слишком много их. Но не думайте, ничего лишнего не срубят. Все такое только хилое, слабое, не нужное. И вправду, зачем оно нужно, слабовольное не выживет.

- А лечить не пробовали? Дворник ничего на это не ответил, взял метлу в руки и ушел в сторону выхода. И тут мужчина вспомнил о своей рябине. Оказавшись возле старого забора, он увидел, что место огорожено, начат ремонт, несколько деревьев вместе с его рябинкой были спилены. Мужчина снова подошел к дворнику.

- Чего тебе?

- Вы ж сказали, что обрезка деревьев будет.

- Ну?

- Ну, так возле забора вон там все спилили, одни пни. И мое дерево тоже. Зачем?

- А я почем знаю? Я человек маленький. Мне не докладывают, не спрашивают моего мнения.

- Вот как значит поступили!

- Ну и Бог с ней, с рябиной! Их и так много, что уже даже слишком. Других что ли нет? Вон березы, осины, яблони, ели, сирени, много чего. Ступай себе с миром, ступай. От рябины горечь одна – настрадаешься.

- Не понимаешь ты ничего, дед, не понимаешь.

Дворник странно на него посмотрел, да и вышел из парка.

Сергей обвел весь парк прощальным взглядом, развернулся и тоже вышел из парка. Вернулся в свою квартиру, где его ждал любимый кофе, холодный ужин, да рыжий кот. На столе лежал Анин браслет, недавно купленная икона. А возле иконы лежали несколько ягод красной рябины, которой он успел сорвать с еще растущего дерева.
Made on
Tilda