Произведения

"Самое влюбленное стихотворение"

Стихи
Самое влюбленное стихотворение

Все это рифмоплетство просто блажь.

Моя манера ничего не делать.

Я с детства навостряю карандаш

И с ним иду к листу (который белый).

Мне в самом деле глупо доверять.

Вся речь моя - нехитрая ловушка

Простейшая, как песня глухаря.

Но ты мою идиллию не рушь-ка.

Что будет, если выйти на поля?

Удрать за хлебом в лес и потеряться.

Как долго мне придется там гулять?

О, ткань судьбы, заправленная в пяльцы!

Сквозь толщу лет в миры лежит мой путь.

Я упаду травой, что подкосили.

И, может быть, тогда хоть кто-нибудь

Меня продолжит здесь, в родной России.

Мне предстоит немерено пройти.

Мой мысли вектор целит в поднебесье.

Под окнами подвыпитая песня

Гремит, как ложь из Интернет сети.

Загажен воздух. Ночь слегка шипит,

Со стороны подветренной заходит.

Все это было раньше где-то, вроде,

Написано… Не в чате ль джи пи ти?

Тоска по Африке

Мне восемь лет, и я стою на стройке

без каски и понятий деловых.

Как оловянный солдафончик стойкий,

чью жизнь еще судьба не расковы…

Не раскавычила. Меня заметят

и выгонят отсюда в пять минут.

Пока я тих, как в марте южный ветер.

А если что, потом скандал замну.

В меня глядят (сквозь щелочку из шкафа

я так любуюсь на свою маман)

высокий кран, похожий на жирафа,

и грузный дом, похожий на слона.

Сентябрь 2023

ЕЖЕСЕКУНДНО

Папа играет на фортепиано.

Мама играет со мною в мячик.

Мне полтора. Это много, мало?

Годик, полгода. Я что-то прячу.

Кто нас снимает сейчас на видео?

Кто этот дядя? Не помнишь? Лида!

Жизнь меня сильно потом обидела.

Странная эта моя планида:

Пухлые губки и волос колок.

Я семеню, пока кто-то бредит.

Множество шпилек, гвоздей, иголок

Я повтыкала в вас от усердия.

Эта рубашка сидит в облипку.

Этот сандалик сейчас порвется.

Как же наш быт уязвим и хлипок!

Наш Человек мимолетней Солнца.

Пол только вымыли. Отблеск люстры

Плавает, словно фрегат Паллада.

С возрастом маленькой Лиде пусто.

Ежесекундно вы где-то рядом.

ЮЖНЫЙ БЕРЕГ

То залипну в комп, сочинитель слов.

То сную кругами, как кот Баюн.

Может, кто-то скажет, что повезло:

Я конкретно пьян и немного юн.

На районе - псы, кутерьма, ларьки,

Где торгуют шмотками и едой.

И разящий солнечный панч: беги,

И настрой немерено озорной.

Мостовая из вековых камней,

По которой, может, король прошел.

И морское зеркало. В нем видней

Отражение суши. И что еще

Интересней — люди и глубина

Их сознания и их мозги, их кусь.

Я иду по суше. Бежит волна

Потаенных страхов, что не вернусь.

Что вода, сорвав с меня общий вид,

Перетащит в мир первобытных грез.

Собеседник Бога и визави

Гениальных личностей: Кант, Делез –

Я там буду больше, чем есть сейчас.

Не песчинкой, частью снующих масс.

Заживу, как будто по небу мчась.

Пока море делает реверанс.

ЗЕМНОЕ ЧУВСТВО

Жив, кто грешен, рогат, хвостат.

Простофили по всей Земле

слепо верят в «любовь навсегда»:

душ нетленный союз… Отсель

бессердечная кляча-любовь

по морщинам на лбу небес

вереницы слепых ведёт...

Их посмертно кидает вес

и приспешница веса — боль.

Каждый раз пролагая след,

лошадь сводит с пути «домой»

несчастливых семь тысяч лет.

Снег не будет блистать при ней

ослепительно, словно жизнь.

Огибая гряду камней,

лошадь ржёт. Тьма людей лежит.

Стонет сонм ходоков сильней.

Путь кровит. Кровь-любовь — свежа.

Люба сбросит людей с коней.

Лю уронит людей лежать.

И никто не грустит один.

Снеговая согреет шаль

тех, кто раз замечтался в дым.

И никто не уйдёт… А жаль.

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Оставить руки, в замок сцепив их,

На тонкой шее у юной девы.

Чтоб поздно вечером с банкой пива

Она одна причитала: «Где Вы?»

Чтоб дева стала безумно сильной,

Без ложной скромности — как святыня.

Без прав на собственность: или-или.

Сплошной эмоцией. Чтоб отныне

Бегом по улице да без шапки,

Вся раскрасневшаяся и злая,

Роняя слёзы из глаз украдкой

И восклицая: где жизнь былая?

Чтоб каждый встречный в её постели

Ей был не нужен, хоть безупречен.

Чтоб всё как исстари: пили, ели

На тесной кухне сбирали вече,

Смеялись, буйствовали и мстили,

И лезли вверх на руках, ликуя.

На подоконнике связка лилий

Стоит вопросом: её такую

Ну разве кто-то захочет замуж?

Когда роман занимает вечер.

Она идет по дороге к храму.

Ни врач, ни время её не лечат.

ПРОСТО

Переспелый арбуз, разложенный на столе.

Жар дневной, расплавляющий тело до крем-брюле.

Дикий внутренний голос, который что сил орет.

Шастает взад-вперед,

обновляя дневной маршрут, беспородный кот.

Он живет всем назло и словно наоборот.

Наблюдает за ним и за нами седой Форос.

Сосны вместо берез.

Магазин до десяти, где сидр купить — копье.

Шоколадный коктейль, который мы в парке пьем.

Крупногалечный пляж и чайки. Церковный звон.

Хорошо б выйти вон,

переделав границы… Я пестую бег вперед.

Мне еще не известно, как голосит койот.

Люди всюду похожи, но другие чуть-чуть слова.

Я хожу на E2.

Идентичное поле и точно такой же конь.

Цвет знамен в ходе партии только попробуй тронь.

И не дай бог пойдешь не по правилам, не туда…

Стопроцентно - беда!

Так что полный вперед! Есть потребность бежать, как лис

от охотничьих псов. Чтобы слухи за мной неслись.

Я люблю побеждать. Я готова сгореть в борьбе,

не признавшись себе

в прегрешении. В том, что не верю самой себе.

Мне подобная жизнь, как гнилая сосна — избе.

Но пусть все остается пока на своих местах.

За мной гонится страх.

ХОТЬ ПОТОП

Михаилу Шапошникову

Самодуров, кочевницы-смерти

неподопытный вымысел наш.

Безнаказанность: сутки как дети.

Быт дрожащий, похоже, — мираж.

Век ли? шторок? — смыкание на окнах.

Сексуальная близость со Спать.

Расскажи-ка мне, богоподобный,

как там Вечность? Теплее, чем SPA?

Мною в мыслях любовно объятый,

нем музей, камуфляж для души.

Ты в свой возраст закован, не в латы,

как взведенный курок, одержим

и до доли секунды подточен.

Спи, тростник, уязвим и вертляв!


Как шпионку (как всех) что есть мочи

рассекречиваешь и меня.

Сам не свой, голосишь в каждом доме

хвойным эхом пророчеств былых:

«В гене жизни есть что-нибудь кроме

девиантной гениальности их?..»

Только час выбирай самый мрачный.

Взгляд? — двойное, конечно же, дно…



Рухнет мир (и никак не иначе!)

водопадом твоих идиом.
Made on
Tilda