Произведения

"Стихи эпатажной девушки"

Стихи
"Половинки"

У мандарина нету половинки,
А много долек - выбирай да ешь,
Опять в стакане плавают чаинки,
Опять ты чаем запиваешь брешь
В своей душе. Там далеко не сладко:
Ты был отвергнут той, что дочь богам,
И нужен, как трамваю шоколадка,
Гиппопотаму - пятая нога.
Увы, твои не разделила планы,
Твоя раскрепощенная Ассоль,
И ветер бил ладонью в барабаны
Натянутых не алых парусов.
Не приняла и дерзкого Синдбада -
Соседа, что с отсидкой, без руки,
Покрасилась в зеленый - и на Бали,
Гоняться с ветром наперегонки.
Такая неприветливость Вселенной
Уже внушала ярый пессимизм,
Так, словно ты ударился о стены,
И так и бьешься, а у прочих - жизнь!
Зачем рождаться миллиардам клеток?
Зачем же мысли облекать в цветы,
Когда Ассоль окажется кокеткой,
А не идеалом чистой красоты?
У мандарина также много долек,
Лежат себе на блюдце “со вчера”,
Но современный Грэй - упорный кролик,
Надежнее плетеного шнура!
Пусть волосы - ночной кошмар расчески,
Пусть ты не самый лучший на земле,
Не надо примерять, что обреченный,
На стенах тоже. Оставался. След.

"Молитва"

Каждый просит свое у Бога,
Взор бросая на небеси,
Верить - это пугать тревогу,
Только знаем ли, что просить?
Рвется там, где не просто тонко,
Рвется там, где порвать хотят,
Кто-то просит: хочу котенка!
А в подвале полно котят.
Знаем ли, для чего позвали
В этот мир, словно на фуршет,
Кто-то мерзнет у труб в подвале,
Умоляет - хочу в Тибет!
А в Тибете - всегда все тридцать,
Утирая ладонью лоб,
Кто-то просит: хочу напиться!
Как со снегом им повезло!
Кто-то просит удачи в деле,
Дела даже не выбрав суть,
И не видит, что рядом ели,
Пили, мусор не унесут.
Вот уже полторы недели.
Как же так? А пускай они!
Кто-то просит объемов в теле,
На диване сжигая дни.
Кто-то мелкий - за гаражи бы,
Там, в картофельной кожуре
Просит: пусть до заката - живы.
Ну и завтра. И в сентябре.

"Музей"

Есть музей для плохих друзей,
Там все те, кто закрыт в альбоме,
Выпускном, ты его не тронул
С тех времен, что не есть “Студент”.

Как лягушка из старых книг,
Сбросил кожу - и сразу в печку.
Оловянные человечки
Доживают свое одни.

Обещали звонить потом,
Обещали встречаться чаще,
Только, кто-то - совсем пропащий.
Остальные - семья и дом.

Там, в альбоме, лежат и те,
Кто плечом помогал, и вилкой
Поделился на лесопилке,
Разделил на двоих паштет.

А теперь - тётя, дрон, хомяк
Стали резко важнее встречи,
Фикус, видишь ли, не долечен,
И штаны не купить никак.

Ну а если в музее те,
Кто твое разбивали сердце,
О него полируя берцы,
И размазывая в пастель,

Не спеши прикупить мишень
И украсить ее портретом,
Чтобы дротикам было где там
Развернуться между ушей.

Лучше просто заколотить
Эти залы, завесить шторы,
Отнести свое сердце к морю,
Море смоет, а Бог простит.
Made on
Tilda