Произведения

"Ёлочкой" РАССКАЗ

Рассказы
«Приезжайте, я убил человека», — протянул седой голос в трубку полиции. Андрей, обрюзглый мужчина, смуглый, с шершавыми руками и хриплым взглядом ненавидел беспорядок, и потому выкинул труп в окно, чтобы кафель было легче отмывать от крови.

«Здравствуй, сестренка, пишу с приветом тебе еще не заключенный, но под следствием брательник. Сегодня получил от тебя письмо, за которое благодарен. Оно меня успокоило, из чего я понял, что с тобой все в порядке: ты дома, доехала без приключений, а то у меня крыша начала съезжать. Бог знает, что с тобой, где ты. Сама понимаешь, время такое неспокойное, все может случится. Ты же девчонка вредная, а уродов здесь в Питере хватает. Да и сама знаешь о репутации города. В России по бандитизму, что Питер, что Москва на первых местах. Я как на свидании тебя увидел, так после этого все тихо. Хоть бы сама догадалась пару строчек черкануть, что, мол, с тобой все в порядке и уезжаешь домой. Ты, малыш, прошу, не шути больше так. Аленка, Настюшке за рисунок большое спасибо, хороший получился, много ярких красок, особенно зелени. Ей-богу, смотрю на него, и душу греет. В Крестах этого не хватает, здесь все в темно-серых тонах. Ты напиши мне обязательно, будешь ли отдавать Настюшку в музыкальную школу, если будешь, то чтобы это было не из подпалки, сама знаешь, по собственному опыту, не очень-то музыкалка сладкая. Пойми меня правильно и не считай за нравоучения, сама избегай их, и чтобы Настька не видела никаких конфликтных ситуаций, они же, малыши, все понимают и впитывают эту грязь, как банная губка. Аленка, ну, ты хочу сказать, тоже молодчина, отчудила. Честно говоря, ты меня ошарашила своим приездом, я не ожидал такого поворота событий. Сначала хоть бы письмо написала, чтобы я в курсах был, а то поднимают в зал суда, и вот тебе на, ты там со слезами на глазах. Вот тебе подарочек, как кувалдой по головой съездили. На, мол, получи стрессняк по полной программе. Но это ладно, я тебя понять могу, но больше так не делай. Аленка, ты говоришь, что Светлана Ивановна, адвокат, толковая баба, и у нее огромный опыт работы с тяжелыми статьями. Так вот я ее не знаю, что она за адвокат, и чем она вообще дышит, но свое мнение я скажу: овца она беспородистая, они, «укари» могут только по ушам красиво ездить, да деньги с родственников драть, чем больше урвет, тем лучше для нее. Речи ни о какой порядочности быть не может, им это понятие не знакомо. Ты сама со временем поймешь, что расслабляться с ними нельзя, они хорошие психологи, такая их работа - законным путем вымогать деньги, создавать видимость, что якобы работает, а там только пыль в глаза. Аленка, спасибо тебе огромное за беспокойство и внимание, которое ты проявляешь, но пойми меня правильно — это дело ей не по зубам. Она ничего сделать не сможет, да и птица она не того полета, больно уж низко летает. А доить тебя я не позволю — ты в этих делах слепой котенок, а адвокатша, «божий одуванчик», знает свое дело на отлично. Они, эти черти адвокаты такого плана, как эта бабуся, веса не имеют, только могут присутствовать на заседании суда как общественный защитник, и большой роли они не играют, за это им платит городская казна. Не знаю я, как ты с ней поддерживаешь связь, но на свидании с твоих слов, я понял, что после суда она должна на следующей неделе прийти. Так вот, эта овца уже месяц не появлялась. Так что, малыш, ты успокойся, и на такие вещи смотри объективно, я тебя отлично понимаю, но не хочу, чтобы, тебя разводили, как сахар в стакане. На это дело нужны большие деньги. Так что, ты это забудь. Они если у тебя и есть, то тебе больше нужны, чтобы ты свою семейную жизнь наладила, и тогда все будет пучком. Вот тогда я буду за тебя спокоен, а это самое главное. Пишу тебе письмо, а всем своим нутром чую, что должен быть рядом с тобой, но, видишь, как оно получается. Я твой характер знаю, ты у меня, сестренка, больно ранимый человек, смотри на вещи проще, не сгущай краски, короче, будь молодцом. Скоро международный женский день, желаю вам с Настюшкой крепкого здоровья, а батю поздравь с днем рождения. Аленка, со мной в камере сидит парнишка, толковый малый, он написал своему другу письмо, передай, пожалуйста. Это находится на твоей улице. Адрес на письме. Через тебя проще. Ну вот, на этом заканчиваю писать, еще раз всем привет. Берегите себя, крепко обнимаю, целую. С уважением, Андрей. Алена, письма, которые я пишу, идут через ребят, у которых есть свои нанятые адвокаты. Они не проходят тюремную цензуру, менты их не читают. Сделай так, чтобы и твои письма приносил мне адвокат. Не пиши на Кресты. Вот это будет дело. Ну, всего!» Родственное чувство — странное. У одних оно вызывает ненависть, а у вторых — беспричинную любовь, даже если брат твой убийца. В Андрее Алена не видела преступника. Она видела беду, которая его засосала. Заседание в суде было недолгим. В коридоре напротив друг друга стояли две сестры: одна - убийцы, другая - убитого. Алена долго смотрела в глаза сестры убитого и размышляла, что может испытывать эта женщина к ней. Но на ее лице не было следов отчаяния. Она даже его не опознала. А, может, не хотела опознавать. Удивительная человеческая способность верить в то, во что хочется. Андрея, конечно, посадили. Но Алена продолжала писать письма в управление президента по правоохранительным делам. Фамилия управляющего была Преступенко. Алена рассказывала Претупенко, каким был «непреступенко» ее брат, как он служил в армии и как работал. Ну и то, что все пишут. У Андрея спустя годы тюрьмы была положительная характеристика. Даже в той среде он вызывал уважение. Стал учить молитвы, завел собственный псалтырь. Маленькую книжечку в синем переплете. Люди в тюрьмах часто приходят к религии, наверно, Бог дает силы заключенным. «Здравствуй, самый близкий и родной мне человек, мой стойкий оловянный солдатик! Вот, малыш, и кончались мои мытарства с Крестами, судами, переездами, я так думаю, что это уже мое последнее пристанище, где мне придется отбывать свой оставшийся срок, ЗОНА «Металлостроя». Думаю, хорошая моя, уже в курсе, что дали мне 8 лет и 6 месяцев сроку, из которых 3 года провел я Крестах, и вот уже второй месяц нахожусь на ЗОНЕ. Вот, Аленка, ты еще открыла одну страницу человеческих отношений, это я о наших родителях, Бог им здоровья. Теперь сама поняла на своем горьком опыте, что на расстоянии держать близких намного легче. Предки наши консерваторы. Мы в комплексах, которые нам привили еще при коммунистах, от этого все наши беды. А насчет Насьткиных занятий на скрипке… ну ты вспомни себя, как мать сидела и ноты перелистывала, а ты пилила со слезами на глазах гаммы , которые тебе не нравились. Другое дело, когда в доме появилось пианино, и тебя было не очень от него оторвать. Я это, Алена, хорошо помню и помню, как все во мне кипело, когда видел тебя зареванную от этих уроков на скрипке, а сделать ничего не мог. Думаю, малыш, ты понимаешь, о чем я пишу. Предки хотят видеть и во внучке то, что в тебе не увидели, свои несбывшиеся мечты. Я думаю так: хочет Настя заниматься — пусть занимается, не хочет, так и не трогайте, ей видней, это же такой же ранимый человек, как и ты. А если мать будет наседать на нее своим нездоровым воспитанием, то ты ей скажи : «Хочешь ты заниматься - самосовершенствуйся на старости лет, а ребенка моего не трогай». Слушай меня, малыш, ты живешь с ребенком не на птичьих правах у них, пропиши себя и Насьтюшу в родительской квартире, там все по закону. И еще, Аленка, будь благоразумней, не растрачивай свою энергию по пустякам, у тебя всегда должно быть душевное спокойствие. Скажи мне, дружок, бабуля знает, что я сижу? Если знает, то напиши мне ее домашний адрес. А бате никаких приветов. Если все пьет, то предай ему мои слова, что он слабак по жизни и хлюпик, силы духа никакого, один душок, здесь бы на ЗОНЕ он был чертила, ей-богу, стыдно мне за него слабака, а еще мужик. Насьтюшку поцелуй за меня, она молоток, пусть дерзает. Сергею от меня огромный привет, хороший он у тебя мужик, береги его. Сама не вешай нос, все будет в елочку. И помни, мысленно я всегда с тобой, мой стойкий оловянный солдатик! За предками присматривай. Храни Вас БОГ! Все будет елочкой! » От Андрея приходили письма, и однажды была посылка. Алена с мужем медленно разрезали коробку, а звук отклеивающегося скотча терпеливо разрезал воздух. В посылке был игрушечный тигр. Дело в том, что у Алены родилась вторая дочь, Софа, в год тигра, как и Андрей. Вместе с тигром пришла открытка. Их на ЗОНЕ было тяжело достать. «Дорогая моя сестричка Аленушка! Радость моя, если бы ты знала, как я счастлив. Поздравляю вас с этим радостным событием, с рождением маленького человека, дочурки Софы. Пусть Софа растет здоровой, доброй, красивой и послушной девчушкой. А Всем вам, дорогие мои, желаю самого наилучшего. Бог вам в помощь! Ваш брат и дядя Андрей». Андрей был одиноким. Но кроме Алены приезжала еще Марина. Женщиной она была выразительной. Многое хотела сделать для Андрея, но он ее не подпускал. Он никому не разрешал быть с собой. «От вас, я так понял, писем не дождаться, поэтому решил черкануть пару строк! Во-первых, всех вас с Новым Годом и твоим наступающим днем рождения. Примите мои поздравления в скромных стихах, простите, что не в открытке. Алена, сразу отвечаю на твой вопрос, писал их не я, но написаны они были по моей просьбе. С Душой. Сестра, прости, что в этот день тебе цветов не принесу. Легла «Металки» - злая тень, И я по ней свой крест несу. А для тебя, пусть жизнь цветет, Снег белизной своей искрится. Ведь этот праздник раз в году С рождением, Леночка, сестрица. И не гадая наперед, Одно могу сказать я смело: Пусть бережет тебя Господь, Да будет так «Дун спир - Спера». Алена, не хочу я, чтобы ты с Мариной общалась. Никакой «Жены» мне не нужно, ты же знаешь, что я не подарок. Оправдываться не буду, поговорим на воле. С чувством, с расстановкой. Привет бате и матери. Береги детей и Сережу. Рубашка мне его подошла, спасибо. Знаешь, тут к одному сокамернику пришла дачка, и там был приемник AM и FM волны, ты знаешь, как увидел его, меня сразу осенило, хочу услышать одну композицию группы электрик лайк окестра, мне она нравится. На воле у меня много разных приемников было, там я мог постоянно кассеты слушать, но именно этой никогда не слушал, но думал о ней недавно. Сейчас поймешь, к чему я это пишу. Мне пришла в голову тетя Лиля, я засыпал с мыслью о ней, а утром принесли твое письмо с вестью о Лиле, о ее смерти. У меня аж челюсть отвисла. Уж не телепатия ли это? Я часто о такой штуке здесь задумываюсь, все ищу этому объяснение. Аленка, написал письмо отцу, если он не урод, то должен понять, а то уж больно много расслабляется. Слушай, малыш, ты это бросай, как ты в письмах пишешь, пробудить его сознание. Честно говоря, мне все равно на него, раз он такое выписывает. Рано или поздно все с него спросится. Меня больше волнуете вы, а то в какой-то нездоровой атмосфере живите. Насчет батиных машин, гаражей или денег — мне от него ничего не нужно, пусть засучит их себе в одно место. Ты уж прости, что я на такой ноте письмо заканчиваю, оно, наверно, резкое. Всех вас целую, обнимаю, мои дорогие! Все будет елочкой, Андрей» Во времена бандитского Петербурга, до тюрьмы, к Андрею зимним вечером зашел товарищ Игорь. Они выпили бутылку водки, закусили. Алкоголь разбудил в Игоре старую обиду и вместе с ней необузданную агрессию. Началась драка. Игорь достал нож, попытался резнуть Андрея, но тот выхватил из его рук оружие и попал сразу в сердце. Тогда Алена в первый раз приехала в Питер. Разведенная. В Крестах ее поставили к стене, обыскивали люди в черных одеждах с автоматами. Ей было страшно. Мачеха и отец никак не участвовали в процессе, даже порицали Аленку. Но сестра добилась встречи с осужденным братом. Они разговаривали через стекло по телефону. Алена рыдала, а Андрей спрашивал: «Ну зачем ты приехала? Зачем тебе это нужно? Зачем ты наняла адвоката? Я сознательно его убил». На процессе судья смотрела на Андрея с каким-то уважением. Он словно сам хотел в тюрьму, однако выпустили его раньше срока. Его одинокая жизнь никак не разукрашивалась. Он устроился на работу, продолжал жить один и отправлял Алене и племянницам подарки. Софья, младшая дочь Алены, приехала однажды в Питер познакомиться с дядей. Увидеть человека, который каждый праздник присылал ей открытки. Они встретились на Невском. Он Софью почему-то быстро узнал издалека. Подошел в кепке, на которой был знак BMW, обнял и повел к себе. Андрей жил в старом питерском «колодце». Когда пришли, дядя начал готовить ужин, а потом отнес его Ренате. Рената была инвалидом. Крупная женщина лежала на кровати и ела суп из большой чашки. Мало кто понимал, почему Андрей был с ней. Возможно, ему нужно было за кем-то ухаживать. Так он видел свое искупление. С Ренатой он прожил 10 лет, а потом нечаянно или специально поссорился и переехал к Алене в Краснодар. Все были рады, что теперь дядя Андрей живет рядом. Помогает Софе решать физику, рубит дрова для бани, шутит за ужином. Правда, когда Алена ругалась с мужем, Андрей защищал сестру, из-за чего он уже начинал ссориться с Сергеем. Два хозяина в доме не уживутся. Этот закон физики Андрей тоже объяснил Софе, и так ночью собрал вещи, чтобы опять вернуться в Питер. «Алена, ты займешь мне денег? До марта? Я отдам», — виновато вымолвил Андрей. В ту ночь Софья проснулась из-за услышанного разговора, который из кухни доносился до ее кровати. Она слышала молчание мамы, которая ничего не ждала от брата, а просто хотела, чтобы он остался. «Слушай, я Софку будить тогда не буду, пусть спит… ты ей скажи, что я уехал. Обещаю приезжать!», — сказал Андрей, шурша сумками. Софья колебалась. Ей вроде бы хотелось разыграть сцену, будто она идет в туалет, но какой-то страх парализовал ее и не позволял даже вздохнуть. Она не встала попрощаться, не хотела говорить ему «до свидания». Больше Софа его не видела. Андрей умер на работе. У него случился сердечный приступ в 55 лет. Интересный город Питер. Одни его романтизируют, другие — тяжело переносят. Алена относилась ко вторым. Она была два раза в Петербурге. Первый раз — на суде у Андрея, второй — в морге у Андрея. А Софа Питер любила, там она познакомилась с дядей. Но вот родную комнату ненавидела. Ей все вспоминается, как в ту ночь, лежа в кровати, она хотела встать и закричать:

«Мой дядя самых честных правил, все будет елочкой», но она этого не сделала. И уже не сделает никогда.
Made on
Tilda